ВИДЯТ ПОЖАРНЫЕ, 
 ВИДИТ ПОЛИЦИЯ 
 15.02.2018 
 ЭКСКЛЮЗИВ 
Старый дом в центре Борского уже третий год продолжают оккупировать лица цыганской национальности. Заселившись в заброшенное деревянное здание двумя семьями в июле 2015 года, представители этнической диаспоры чувствуют здесь себя полноценными хозяевами жилища.
Около дома регулярно паркуются легковые автомобили отечественного производства с оренбургскими и татарстанскими номерами. После громкого случая с боеприпасами, которые, по неофициальным данным, цыганам подбросили силовики, ромалэ в Борском стали вести себя относительно тихо. Правда, летними ночами между ними всё же случаются конфликты. Соседи поговаривают, что порой доходит и до рукоприкладства, в том числе в отношении несовершеннолетней цыганки с ребёнком. Молодая мать якобы приехала из Уфы без паспорта, который на новом месте восстановить так и не смогла.
Журналисты «Борское.РФ» провели расследование и выяснили, что дом на Профессиональной улице так толком никому и не принадлежит — кого-то уже нет в живых, кто-то не вступил в наследство, а кто-то из хозяев раньше долгое время жил здесь без оформления права собственности. На кадастровой карте суммарная площадь всего участка составляет больше 800 квадратных метров, что свидетельствует об устаревших данных межевого плана.
К постройке тянется кабель от основной линии электропередач. Говорят, что на лицевом счёте висит долг порядка 9000 рублей за потреблённую энергию. Но энергетики уточняют, что сейчас дом отключён от подачи электричества. «У нас этот дом числится как нежилой, так как собственник дома умер. Но наследники недвижимого имущества для переоформления договора энергоснабжения не обращались, — поясняет генеральный директор ПАО «Самараэнерго» Олег Дербенёв. — В настоящее время начисления за потреблённую электроэнергию по данному адресу не производятся».
Вскоре после того, как пресса стала прозванивать различные ведомства и интересоваться правовым статусом цыганского дома, к жилищу на автомобилях подъехали двое — сотрудник в форме «Самараэнерго» и один из квартирантов. Мужчины несколько минут приветливо беседовали, после чего мирно разъехались. Очевидно, что финансами цыгане обеспечены с лихвой и даже не чураются демонстрировать многочисленные пятитысячные купюры в соцсетях на фоне сидящих на полу женщин с детьми. Вероятно, поэтому их предпочитают в упор не замечать правоохранительные органы и сетевики.
Открытым остаётся и другой вопрос: если дом не имеет хозяев, то кто является наймодателем? По данным администрации сельского поселения Борское, домовладение условно разделено на две части, и у одной из них даже есть некий владелец. «Информация о собственнике земельного участка и расположенных на нём строений и сооружений второй части жилого дома отсутствует», — сообщает глава поселения Алексей Меримерин. Однако те же соседи без труда озвучивают фамилии тех, к кому следует обращаться по вопросам аренды — Журавлёв и Кулешов.
Ещё в 2015 году полиция со ссылкой на единый госреестр подтверждала отсутствие полноправных хозяев постройки: «На жилой дом какие-либо правопритязания, судебные заявления или аресты отсутствуют». При этом сразу после загадочной гибели асоциального наследника, матери которого принадлежал дом, прижизненная сожительница мужчины Люба сдала жильё цыгану Виктору Мерзляченко, и тот сразу же заплатил за 2 месяца вперёд. Его семья оказалась зарегистрирована в доме на Лесной улице, однако из-за дефицита площади часть прописанных была вынуждена снимать кров на стороне.
Несмотря на давние заверения полиции, что дом на Профессиональной будет освобождён к осени 2015 года, спустя годы ситуация не меняется. Пожалуй, единственные улучшения наблюдаются в отношениях с соседями. «Раньше они воровали у меня дрова, а теперь пришли другие, которые не воруют», — делится впечатлениями дед Андреич, ковыляя в магазин.
Помимо юридического аспекта, бесправное проживание неопределённого круга людей в полуразрушенном деревянном доме создаёт постоянную угрозу пожарной безопасности. Бывает, что очевидцы застают на территории маленьких детей со спичками в руках, а зимой от постоянной топки не исключён перекал старой печи. Дома, где проживают маргиналы и люмпены, часто попадают в сводки о пожарах. Виновных лиц, ответственных за происшествия с огнём, установить всегда проблематично из-за неясного статуса таких заброшек.
«Цыган у нас не трогают, потому что они не превышают наркотрафик, чтобы население окончательно не скопытилось, — рассказывает источник, близкий к криминалитету. — И полиция прекрасно знает их точки и места пребывания. Но зачем рубить голову курице, несущей золотые яйца?».

Коллаж: vk.com