БРАТЬЯ ПИЛЯТ МИЛЛИОНЫ 
 02.12.2017 
 ЭКСКЛЮЗИВ 
Очередная коррупционная схема администрации Борского района уже вскользь упоминалась ранее. И это — не что иное, как откровенное мошенничество на муниципальных госзакупках. Как выясняется теперь, подозрения журналистов только подтверждаются. На днях с редакцией «Борское.РФ» связался победитель аукциона на возведение кованого ограждения в пешеходной зоне на улице Демьяна Бедного в Борском. Стоимость контракта составила 1400000 рублей.
Директор и совладелец ульяновской торгово-строительной фирмы «100 фасадов» Сергей Дёмин рассказал, что подвергся давлению со стороны районной службы заказчика ещё на этапе сбора заявок на участие в тендере. Делалось это с подачи руководителя Петра Туркина руками местного предпринимателя Сергея Путылина. Он с ходу дал понять потенциальному подрядчику, что если тот не снимется с торгов, у него будут проблемы. «Мы — люди немолодые и лихие девяностые как-то пережили, такими методами нас не запугать», — вспоминает Дёмин переговоры с шантажистом.
По словам Сергея Путылина, условия контракта и эскизы изначально подгонялись под него, а на аукцион может заявиться только лишь его человек — "какой-то Гарик". Вероятно, под Гариком подразумевался Гагик Гарибов — широко известный в узких кругах бизнесмен, с простотой выигрывающий многие тендеры на общую сумму более 10000000 рублей, которые в большинстве случаев попросту переадресуются субподрядным организациям. Внешнее наблюдение констатирует, что техника Гагика-Гарика часто засвечивается на строительстве недекларированного дома главы района. Супруга чиновника — начальник экономического отдела — является постоянным членом комиссии, определяющей победителей аукционов.
После отказа сниматься с торгов подрядчику позвонил уже сам Пётр Туркин и указал, что ограждение должно быть точно как у Путылина: «Договаривайтесь только с кузнецом и только с ним работайте». При убеждающих беседах упоминались и родственные связи Туркина и Путылина. В результате Дёмина всё же уговорили заключить договор субподряда, однако не с Сергеем Путылиным, а с его родным младшим братом Алексеем — директором ООО «Спецтехмонтаж». Примечательно, что оригинал подписанного договора Алексей Путылин подрядчику так и не предоставил. Содержимое документа ничем не отличалось от заключённого между «100 фасадов» и службой заказчика. Всё это время средства, предусмотренные для оплаты тендера, до сих пор продолжают лежать на счетах муниципалитета.
Вскоре Алексей Путылин затребовал с Сергея Дёмина аванс, на что последовала просьба показать акты сделанных работ. «Я им говорю: покажите работу, хоть какие-то документы, а мы покажем их Туркину. Если он переведёт нам деньги, мы их отправим вам в том объёме, который вы запросите», — рассказывает Дёмин. Впоследствии документы якобы отправили, но почему-то напрямую в службу заказчика. При вытягивании у подрядчика собственных оборотных ресурсов все методы оказались хороши. В какой-то момент Путылин позвонил Дёмину и сказал: «У меня в Питере иномарку угнали, мне срочно надо 300 тысяч. Переводи на меня, я новую машину покупаю».
«Кованое изделие не может быть идентичным путылинскому, это — эксклюзивная авторская вещь. То есть они вынуждают нас сделать именно такое же изделие, что в принципе невозможно повторить. Они не имеют права подгонять эскизы под определённого исполнителя, — продолжает Сергей Дёмин. — Складывается впечатление, что это — чистая схема развода со стороны администрации, их мошеннические действия. Фотографии не приобщались к контракту, у нас был свободный выбор. Мы предоставили своё видение, но Туркин сказал, что не подойдёт и что ограждение должно быть такого формата, которое куёт только Путылин. Сейчас они хотят прекратить с нами контракт без объяснения причин».
По подсчётам ООО «100 фасадов», смета завышена вдвое — профессиональным взглядом видно, что реальная стоимость работ не превышает 600-800 тысяч. Цифра на аукционе в 1400000 рублей складывается из средней цены, предложенной несколькими профильными фирмами. Однако источник в администрации Борского района сообщает, что в эти суммы уже заложен процент откатных, в том числе для самих фирм, которые формируют завышенное коммерческое предложение.
Финансовый ущерб от разрыва муниципального контракта для подрядчика составляет 10% от общей стоимости. В данном случае организации, столкнувшейся со странностями местных чиновников, легче отделаться малой кровью, чем частями перечислять деньги из кармана подрядчика в карман субподрядчика безо всяких гарантий. Ведь при разрыве контракта со службой заказчика обязательства перед Алексеем Путылиным никто не отменит, а изначальные деньги будут попросту отмыты и разбегутся по карманам чиновников.

Коллаж: ok.ru, vk.com, путылин.рф, gov.ru